NEW
Главная / Рассказы / Сказка «The Cat that Walked by Himself» (параллельный текст)

Сказка «The Cat that Walked by Himself» (параллельный текст)

      The Cat That Walked By Himself - Michael Ducarel

The Cat That Walked By Himself

The Cat that Walked by Himself Кошка, которая гуляла сама по себе
HEAR and attend and listen; for this befell and behappened and became and was, O my Best Beloved, when the Tame animals were wild. Слушайте внимательно, милые мои! То, что я расскажу вам, случилось давным-давно, когда человек еще не приручил животных и все они были дикими.
The Dog was wild, and the Horse was wild, and the Cow was wild, and the Sheep was wild, and the Pig was wild—as wild as wild could be—and they walked in the Wet Wild Woods by their wild lones. Собака была дикая, и Лошадь была дикая, и Корова была дикая, и Овца была дикая, и Свинья была дикая – и все они были дикие-предикие и дико блуждали по Мокрым и Диким Лесам.
But the wildest of all the wild animals was the Cat. He walked by himself, and all places were alike to him. Но самая дикая была Дикая Кошка – она бродила, где вздумается, и гуляла сама по себе.
Of course the Man was wild too. He was dreadfully wild. He didn’t even begin to be tame till he met the Woman, and she told him that she did not like living in his wild ways. She picked out a nice dry Cave, instead of a heap of wet leaves, to lie down in; and she strewed clean sand on the floor; and she lit a nice fire of wood at the back of the Cave; Человек, конечно, был тоже дикий, страшно дикий, ужасно дикий. И никогда бы ему не сделаться ручным, если бы не Женщина. Это она объявила ему при первой же встрече, что ей не нравится его дикая жизнь. Она живо сыскала ему для жилья уютную, сухую Пещеру, потому что спать в Пещере было куда лучше, чем валяться под открытым небом, на куче сырой листвы. Она посыпала пол чистым песочком и развела в глубине Пещеры отличный костер.
and she hung a dried wild-horse skin, tail-down, across the opening of the Cave; and she said, Потом она повесила у входа в Пещеру шкуру Дикой Лошади хвостом вниз и сказала Мужчине:
‘Wipe you feet, dear, when you come in, and now we’ll keep house.’ – Вытирай ноги, дорогой, перед тем как войти: ведь теперь у нас хозяйство.
That night, Best Beloved, they ate wild sheep roasted on the hot stones, and flavoured with wild garlic and wild pepper; and wild duck stuffed with wild rice and wild fenugreek and wild coriander; and marrow-bones of wild oxen; and wild cherries, and wild grenadillas. В тот день, милые мои, они ели мясо дикой овцы, зажаренное на горячих каменьях и приправленное диким чесноком и диким перцем; дикую утку, фаршированную диким рисом и дикими кореньями; мозговые кости дикого быка; дикие вишни и дикие гранаты.
Then the Man went to sleep in front of the fire ever so happy; but the Woman sat up, combing her hair. She took the bone of the shoulder of mutton—the big fat blade-bone—and she looked at the wonderful marks on it, and she threw more wood on the fire, and she made a Magic. She made the First Singing Magic in the world. Потом Мужчина, очень счастливый, пошел и заснул у огня, а Женщина села колдовать: она распустила волосы, взяла плечевую баранью кость, очень плоскую и очень гладкую, и стала пристально всматриваться в проходящие по кости разводы. Потом она подбросила поленьев в огонь и затянула песню. Это было Первое в мире Колдовство, Первая Волшебная Песня.
Out in the Wet Wild Woods all the wild animals gathered together where they could see the light of the fire a long way off, and they wondered what it meant. И собрались в Мокром и Диком Лесу все Дикие Звери; сбились в одно стадо и, глядя на свет огня, не знали, что это такое.
Then Wild Horse stamped with his wild foot and said, Но вот топнул дикой ногой Дикий Конь и дико сказал:
‘O my Friends and O my Enemies, why have the Man and the Woman made that great light in that great Cave, and what harm will it do us?’ — О друзья мои и враги мои! Зачем мужчина и женщина зажгли такой яркий свет в пещере, и не будет ли нам от этого беды?
Wild Dog lifted up his wild nose and smelled the smell of roast mutton, and said, Дикий Пес задрал дикий нос, понюхал, как пахнет баранье жаркое, и дико сказал:
‘I will go up and see and look, and say; for I think it is good. Cat, come with me.’ – Пойду погляжу, а потом расскажу. Мне кажется, что там не так уж плохо. Кошка, пойдем со мною!
‘Nenni!’ said the Cat. ‘I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me. I will not come.’ – Ну нет, – отвечала Кошка. – Я, Кошка, хожу, где вздумается, и гуляю сама по себе.
‘Then we can never be friends again,’ said Wild Dog, and he trotted off to the Cave. But when he had gone a little way the Cat said to himself, ‘All places are alike to me. Why should I not go too and see and look and come away at my own liking.’ So he slipped after Wild Dog softly, very softly, and hid himself where he could hear everything. – Ну, тогда я тебе не товарищ, – сказал Дикий Пес и побежал к Пещере во весь дух. Но не пробежал он и десяти шагов, а Кошка уже подумала: “Я, Кошка, хожу, где вздумается, и гуляю сама по себе. Почему бы мне не пойти туда и не посмотреть, как и что? Ведь я пойду по собственной воле”. И она тихохонько побежала за Псом, ступая мягко-премягко, и забралась в такое местечко, откуда ей было слышно решительно все.
When Wild Dog reached the mouth of the Cave he lifted up the dried horse-skin with his nose and sniffed the beautiful smell of the roast mutton, and the Woman, looking at the blade-bone, heard him, and laughed, and said: Когда Дикий Пес подошел к Пещере, он диким носом приподнял лошадиную шкуру и стал упиваться прекрасным запахом бараньего жаркого, а Женщина, колдовавшая костью, услышала шорох и сказала, смеясь:
‘Here comes the first. Wild Thing out of the Wild Woods, what do you want?’ – Вот, уже пришел первый. Ты, из Дикого Леса Дикая Тварь, чего тебе надобно здесь?
Wild Dog said, И отвечал Дикий Пес:
‘O my Enemy and Wife of my Enemy, what is this that smells so good in the Wild Woods?’ – Скажи мне, о Враг мой, Жена Врага моего, что это пахнет так нежно среди этих Диких Лесов?
Then the Woman picked up a roasted mutton-bone and threw it to Wild Dog, and said, И нагнулась Женщина, и подняла с пола кость, и бросила Дикому Псу, и сказала:
‘Wild Thing out of the Wild Woods, taste and try.’ – Ты, из Дикого Леса Дикая Тварь, отведай, погрызи эту кость.
Wild Dog gnawed the bone, and it was more delicious than anything he had ever tasted, and he said, Взял Дикий Пес эту кость в свои дикие зубы, и она оказалась вкуснее всего, что он грыз до той поры, и он обратился к Женщине с такими словами:
‘O my Enemy and Wife of my Enemy, give me another.’ – Послушай, о Враг мой, Жена моего Врага, брось мне скорее другую такую же кость.
The Woman said, И отвечала ему Женщина:
‘Wild Thing out of the Wild Woods, help my Man to hunt through the day and guard this Cave at night, and I will give you as many roast bones as you need.’ – Ты, из Дикого Леса Дикая Тварь, пойди помоги моему Мужчине ходить за добычей, стеречь эту Пещеру по ночам, и я дам тебе столько костей, сколько тебе будет нужно.
‘Ah!’ said the Cat, listening. ‘This is a very wise Woman, but she is not so wise as I am.’ – Ах, – сказала Кошка, слушая их разговор, – это очень умная Женщина, хотя, конечно, не умнее меня.
Wild Dog crawled into the Cave and laid his head on the Woman’s lap, and said, Дикий Пес забрался в Пещеру, положил голову Женщине на колени и сказал:
‘O my Friend and Wife of my Friend, I will help Your Man to hunt through the day, and at night I will guard your Cave.’ – О, мой Друг, Жена моего Друга, хорошо. Я готов помогать твоему Мужчине охотиться, я буду стеречь по ночам вашу Пещеру.
‘Ah!’ said the Cat, listening. ‘That is a very foolish Dog.’ And he went back through the Wet Wild Woods waving his wild tail, and walking by his wild lone. But he never told anybody. – Ах, – сказала Кошка, слушая их разговор, – что за глупец этот Пес! И она пошла прочь, пробираясь по Дикому Лесу и дико помахивая своим диким хвостом. Но обо всем, что видела, никому не сказала ни слова.
When the Man waked up he said, Проснувшись, Мужчина спросил:
‘What is Wild Dog doing here?’ – Что здесь делает Дикий Пес?
And the Woman said, И ответила Женщина:
‘His name is not Wild Dog any more, but the First Friend, because he will be our friend for always and always and always. Take him with you when you go hunting.’ – Его имя уже не Дикий Пес, а Первый Друг, и он будет нам другом во веки веков. Как пойдешь на охоту, возьми и его с собой.
Next night the Woman cut great green armfuls of fresh grass from the water-meadows, and dried it before the fire, so that it smelt like new-mown hay, and she sat at the mouth of the Cave and plaited a halter out of horse-hide, and she looked at the shoulder of mutton-bone—at the big broad blade-bone—and she made a Magic. She made the Second Singing Magic in the world. На следующий вечер Женщина нарезала на заливных лугах большую охапку травы и разложила ее сушиться у огня, и когда пошел от травы такой запах, как от свежескошенного сена, она села у входа в Пещеру, сделала из лошадиной кожи уздечку и, уставившись на плечевую баранью кость – на широкую, большую лопатку, – снова принялась колдовать и запела волшебную песню. То было Второе Колдовство и Вторая Волшебная Песня.
Out in the Wild Woods all the wild animals wondered what had happened to Wild Dog, and at last Wild Horse stamped with his foot and said, И снова в Диком Лесу собрались все Дикие Звери и, глядя издали на огонь, толковали, что такое могло приключиться с Диким Псом. И вот Дикий Конь дико топнул дикой ногой и сказал:
‘I will go and see and say why Wild Dog has not returned. Cat, come with me.’ – Пойду погляжу, а потом расскажу, почему Дикий Пес не вернулся. Кошка, хочешь, отправимся вместе?
‘Nenni!’ said the Cat. ‘I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me. I will not come.’ But all the same he followed Wild Horse softly, very softly, and hid himself where he could hear everything. – Нет, – отвечала Кошка, – я, Кошка, брожу, где вздумается, и гуляю сама по себе. Иди один. Но на самом деле она тихонько прокралась за Диким Конем, ступая мягко-премягко, и забралась в такое местечко, откуда было слышно решительно все.
When the Woman heard Wild Horse tripping and stumbling on his long mane, she laughed and said, Услыхала Женщина конский топ, услыхала, как пробирается к ней Дикий Конь, наступая на свою длинную гриву, засмеялась и сказала:
‘Here comes the second. Wild Thing out of the Wild Woods what do you want?’ — Вот и второй. Дикий зверь из дикого леса, что тебе нужно?
Wild Horse said, Дикая лошадь сказала:
‘O my Enemy and Wife of my Enemy, where is Wild Dog?’ — О мой враг и жена моего врага, где дикая собака?
The Woman laughed, and picked up the blade-bone and looked at it, and said, Женщина опять засмеялась и, взглянув на баранью лопатку, сказала:
‘Wild Thing out of the Wild Woods, you did not come here for Wild Dog, but for the sake of this good grass.’ — Дикий зверь из дикого леса, ты сюда пришел не ради дикой собаки, а ради этой сочной травы.
And Wild Horse, tripping and stumbling on his long mane, said, Дикий Конь, перебирая ногами и наступая на свою длинную гриву, сказал:
‘That is true; give it me to eat.’ – Это правда. Дай-ка мне сена!
The Woman said, Женщина отвечала:
‘Wild Thing out of the Wild Woods, bend your wild head and wear what I give you, and you shall eat the wonderful grass three times a day.’ – Ты, из Дикого Леса Дикая Тварь, склони свою дикую голову и носи, что я надену на тебя, – носи, не снимая во веки веков, и трижды в день ты будешь есть эту дивную траву.
‘Ah,’ said the Cat, listening, ‘this is a clever Woman, but she is not so clever as I am.’ – Ах, – сказала Кошка, слушая их разговор, – эта Женщина очень умна, но, конечно, не умнее меня.
Wild Horse bent his wild head, and the Woman slipped the plaited hide halter over it, and Wild Horse breathed on the Woman’s feet and said, И нагнул Дикий Конь свою дикую голову, и Женщина накинула на нее только что сплетенную уздечку, и дохнул он своим диким дыханием прямо на ноги Женщине и сказал:
‘O my Mistress, and Wife of my Master, I will be your servant for the sake of the wonderful grass.’ – О, моя Госпожа, о, Жена моего Господина, за чудесную эту траву я буду тебе вечным слугой!
‘Ah,’ said the Cat, listening, ‘that is a very foolish Horse.’ – Ах, – сказала Кошка, слушая их разговор, – какой он глупец, этот конь!
And he went back through the Wet Wild Woods, waving his wild tail and walking by his wild lone. But he never told anybody. И снова она бросилась в чащу Дикого Леса, дико помахивая своим диким хвостом. Но обо всем, что слыхала, никому не сказала ни слова.
When the Man and the Dog came back from hunting, the Man said, Когда Пес и Мужчина вернулись с охоты, Мужчина сказал:
‘What is Wild Horse doing here?’ – А что здесь делает Дикий Конь?
And the Woman said, И Женщина отвечала:
‘His name is not Wild Horse any more, but the First Servant, because he will carry us from place to place for always and always and always. Ride on his back when you go hunting. – Не Дикий Конь уже имя его, но Первый Слуга, так как с места на место он будет возить нас во веки веков. Когда ты соберешься на охоту, садись на него верхом.
Next day, holding her wild head high that her wild horns should not catch in the wild trees, Wild Cow came up to the Cave, and the Cat followed, and hid himself just the same as before; and everything happened just the same as before; and the Cat said the same things as before, and when Wild Cow had promised to give her milk to the Woman every day in exchange for the wonderful grass, the Cat went back through the Wet Wild Woods waving his wild tail and walking by his wild lone, just the same as before. На следующий день подошла к Пещере Корова. Она тоже была дикая и должна была высоко задирать свою дикую голову, чтобы не зацепиться дикими рогами за дикие деревья. Кошка прокралась вслед за ней и спряталась точно так же, как и раньше: и все случилось точно так же, как и раньше; и Кошка сказала то же, что раньше; и когда Дикая Корова в обмен на прекрасную траву обещала Женщине свое молоко. Кошка бросилась в Дикий Лес и дико замахала своим диким хвостом, опять-таки точно так же, как раньше.
But he never told anybody. And when the Man and the Horse and the Dog came home from hunting and asked the same questions same as before, the Woman said, И обо всем, что слыхала, никому не сказала ни слова. А когда Пес, Человек и Конь вернулись с охоты и Человек спросил точно так же, как раньше, что делает здесь Дикая Корова, Женщина отвечала точно так же, как раньше.
‘Her name is not Wild Cow any more, but the Giver of Good Food. She will give us the warm white milk for always and always and always, and I will take care of her while you and the First Friend and the First Servant go hunting. – Теперь не Дикая Корова ей имя, но Подательница Хорошей Еды. Она будет давать нам белое парное молоко во веки веков, и я готова ходить за ней, пока ты, да наш Первый Друг, да наш Первый Слуга будете в лесу на охоте.
Next day the Cat waited to see if any other Wild thing would go up to the Cave, but no one moved in the Wet Wild Woods, so the Cat walked there by himself; and he saw the Woman milking the Cow, and he saw the light of the fire in the Cave, and he smelt the smell of the warm white milk. Напрасно Кошка прождала весь день, чтобы еще кто-нибудь из диких Зверей пришел к Пещере: больше никто не приходил из Мокрого Дикого Леса. Так что Кошке поневоле пришлось блуждать одиноко, самой по себе. И вот увидела она Женщину, которая сидела и доила Корову. И увидела она в Пещере свет и почуяла запах белого парного молока.
Cat said, И сказала она Женщине:
‘O my Enemy and Wife of my Enemy, where did Wild Cow go?’ – Ты, мой Враг, Жена моего Врага! Скажи: не видала ли ты Коровы?
The Woman laughed and said, Женщина засмеялась и сказала:
‘Wild Thing out of the Wild Woods, go back to the Woods again, for I have braided up my hair, and I have put away the magic blade-bone, and we have no more need of either friends or servants in our Cave. – Ты, из Дикого Леса Дикая Тварь, ступай себе в Лес подобру-поздорову! Мне больше не надо ни слуг, ни друзей. Я уже заплела мою косу и спрятала волшебную кость.
Cat said, И ответила Дикая Кошка:
‘I am not a friend, and I am not a servant. I am the Cat who walks by himself, and I wish to come into your cave.’ – Я не друг и не слуга. Я, Кошка, хожу, где вздумается, и гуляю сама по себе, и вот мне вздумалось прийти к тебе в Пещеру.
Woman said, И спросила ее Женщина:
‘Then why did you not come with First Friend on the first night?’ – Почему в первый же вечер ты не пришла с Первым Другом?
Cat grew very angry and said, Кошка рассердилась и сказала:
‘Has Wild Dog told tales of me?’ – Должно быть, Дикий Пес уж наговорил тебе про меня небылиц!
Then the Woman laughed and said, Женщина засмеялась и сказала:
‘You are the Cat who walks by himself, and all places are alike to you. Your are neither a friend nor a servant. You have said it yourself. Go away and walk by yourself in all places alike.’ – Ты, Кошка, гуляешь сама по себе и ходишь, где тебе вздумается. Ты сама говоришь, что ты не слуга и не друг. Иди же отсюда сама по себе, куда вздумается!
Then Cat pretended to be sorry and said, Кошка притворилась обиженной и сказала:
‘Must I never come into the Cave? Must I never sit by the warm fire? Must I never drink the warm white milk? You are very wise and very beautiful. You should not be cruel even to a Cat.’ — Неужели я никогда не войду в пещеру? Неужели я никогда не буду греться у огня? Неужели я никогда не буду пить теплого белого молока? Ты очень умная и очень красивая женщина. Ты не должна быть жестокой даже к коту.
Woman said, Женщина сказала:
‘I knew I was wise, but I did not know I was beautiful. So I will make a bargain with you. If ever I say one word in your praise you may come into the Cave.’ — Я знала, что я умна, но не знала, что я красива. Давай заключим договор. Если я когда-нибудь хоть раз тебя похвалю, то ты можешь войти в пещеру.
‘And if you say two words in my praise?’ said the Cat. – А если ты дважды похвалишь меня? – спросила Кошка.
‘I never shall,’ said the Woman, ‘but if I say two words in your praise, you may sit by the fire in the Cave.’ – Ну, этому не бывать, – сказала Женщина. – Но если это случится, входи и садись у огня.
‘And if you say three words?’ said the Cat. – А что, если ты трижды похвалишь меня? – спросила Кошка.
‘I never shall,’ said the Woman, ‘but if I say three words in your praise, you may drink the warm white milk three times a day for always and always and always.’ – Ну, этому не бывать, – сказала Женщина. – Но если это случится, приходи и получай молоко три раза в день до скончания века!
Then the Cat arched his back and said, Кошка выгнула спину и сказала:
‘Now let the Curtain at the mouth of the Cave, and the Fire at the back of the Cave, and the Milk-pots that stand beside the Fire, remember what my Enemy and the Wife of my Enemy has said.’ – Ты, Занавеска у входа в Пещеру, и ты, Огонь в глубине Пещеры, и вы, Молочные Крынки, стоящие у Огня, вас я беру в свидетели: запомните, что сказал мой Враг, Жена моего Врага!
And he went away through the Wet Wild Woods waving his wild tail and walking by his wild lone. И, повернувшись, ушла в Дикий Лес, дико помахивая диким хвостом.
That night when the Man and the Horse and the Dog came home from hunting, the Woman did not tell them of the bargain that she had made with the Cat, because she was afraid that they might not like it. Когда в тот вечер Пес, Мужчина и Конь возвратились с охоты в Пещеру, Женщина ни слова не сказала им о своем договоре с Кошкой, так как боялась, что это им не понравится.
Cat went far and far away and hid himself in the Wet Wild Woods by his wild lone for a long time till the Woman forgot all about him. Only the Bat—the little upside-down Bat—that hung inside the Cave, knew where Cat hid; and every evening Bat would fly to Cat with news of what was happening. Кошка ушла далеко-далеко и так долго скрывалась в Диком Лесу, что Женщина забыла и думать о ней. Только Летучая Мышь, висевшая вверх ногами у входа в Пещеру, знала, где скрывается Кошка, и каждый вечер подлетала к тому месту и сообщала Кошке все новости.
One evening Bat said, Как-то вечером прилетает она к Кошке и говорит:
‘There is a Baby in the Cave. He is new and pink and fat and small, and the Woman is very fond of him.’ – А в Пещере – Младенчик! Он совсем, совсем новенький. Такой розовый, толстый и крошечный. И он очень нравится Женщине.
‘Ah,’ said the Cat, listening, ‘but what is the Baby fond of?’ – Отлично, – сказала Кошка. – А что же нравится Младенчику?
‘He is fond of things that are soft and tickle,’ said the Bat. ‘He is fond of warm things to hold in his arms when he goes to sleep. He is fond of being played with. He is fond of all those things.’ – Мягкое и гладкое, – ответила Летучая Мышь. – Как идти спать, он берет в ручонки что-нибудь теплое и засыпает. Потом ему нравится, чтобы с ним играли. Вот и все, что ему нравится.
‘Ah,’ said the Cat, listening, ‘then my time has come.’ – Отлично, – сказала Кошка. – Если так, то мой час настал.
Next night Cat walked through the Wet Wild Woods and hid very near the Cave till morning-time, and Man and Dog and Horse went hunting. The Woman was busy cooking that morning, and the Baby cried and interrupted. So she carried him outside the Cave and gave him a handful of pebbles to play with. But still the Baby cried. На следующий вечер Кошка пробралась к Пещере по Дикому Лесу и просидела невдалеке до самого утра. Утром Пес, Человек и Конь ушли на охоту, а Женщина занялась стряпней. Ребенок плакал и отрывал ее от работы. Она вынесла его из Пещеры и дала ему камешков поиграть, но он не унимался.
Then the Cat put out his paddy paw and patted the Baby on the cheek, and it cooed; and the Cat rubbed against its fat knees and tickled it under its fat chin with his tail. And the Baby laughed; and the Woman heard him and smiled. Тогда Кошка протянула пухлую лапу и погладила Ребенка по щеке, и замурлыкала, и пошла тереться о его коленку, и хвостом защекотала ему подбородок. Ребенок засмеялся, и Женщина, слыша его смех, улыбнулась.
Then the Bat—the little upside-down bat—that hung in the mouth of the Cave said, Тогда воскликнула Летучая Мышь – маленькая Летучая Мышь, висевшая вверх ногами у входа в Пещеру:
‘O my Hostess and Wife of my Host and Mother of my Host’s Son, a Wild Thing from the Wild Woods is most beautifully playing with your Baby.’ — О моя хозяйка, жена моего хозяина и мать сына моего хозяина! Дикий зверь из дикого леса прекрасно играет с твоим ребенком.
‘A blessing on that Wild Thing whoever he may be,’ said the Woman, straightening her back, ‘for I was a busy woman this morning and he has done me a service.’ — Спасибо этому дикому зверю, кто бы он ни был, — ответила женщина, не отрываясь от работы. — Я сегодня очень занята, и он мне оказал большую услугу.
That very minute and second, Best Beloved, the dried horse-skin Curtain that was stretched tail-down at the mouth of the Cave fell down—whoosh!—because it remembered the bargain she had made with the Cat, and when the Woman went to pick it up—lo and behold!—the Cat was sitting quite comfy inside the Cave. В ту же минуту, в ту же секунду, милые мои, – бух, бух! – падает лошадиная шкура, висевшая хвостом книзу у входа в Пещеру (это она вспомнила, что у Женщины с Кошкой был договор), и не успела Женщина поднять ее, а Кошка уже сидит в Пещере, уселась поудобней и сидит.
‘O my Enemy and Wife of my Enemy and Mother of my Enemy,’ said the Cat, ‘it is I: for you have spoken a word in my praise, and now I can sit within the Cave for always and always and always. But still I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me.’ – Ты, мой Враг, ты, Жена Врага моего, ты, Мать моего Врага, – сказала Кошка, – посмотри: я здесь. Ты похвалила меня – и вот я здесь и буду сидеть в Пещере во веки веков. Но все же запомни: я, Кошка, хожу, где вздумается, и гуляю сама по себе.
The Woman was very angry, and shut her lips tight and took up her spinning-wheel and began to spin. But the Baby cried because the Cat had gone away, and the Woman could not hush it, for it struggled and kicked and grew black in the face. Женщина очень рассердилась, но прикусила язык и села за прялку прясть. Но Ребенок заплакал опять, потому что Кошка ушла от него; и Женщина не могла его унять: он бился, брыкался и весь посинел от крика.
‘O my Enemy and Wife of my Enemy and Mother of my Enemy,’ said the Cat, ‘take a strand of the wire that you are spinning and tie it to your spinning-whorl and drag it along the floor, and I will show you a magic that shall make your Baby laugh as loudly as he is now crying.’ – Ты, мой Враг, ты, Жена Врага моего, ты, Мать моего Врага, – сказала Кошка, – послушай, что я тебе скажу: возьми оторви кусочек нитки от той, которую ты прядешь, привяжи к ней свое веретенце, и я так наколдую тебе, что Ребенок сию же минуту засмеется и будет смеяться так же громко, как плачет теперь.
‘I will do so,’ said the Woman, ‘because I am at my wits’ end; but I will not thank you for it.’ — Я это сделаю потому, что уж не знаю, как унять ребенка, — сказала женщина, — но тебя-то я, конечно, не поблагодарю.
She tied the thread to the little clay spindle whorl and drew it across the floor, and the Cat ran after it and patted it with his paws and rolled head over heels, and tossed it backward over his shoulder and chased it between his hind-legs and pretended to lose it, and pounced down upon it again, till the Baby laughed as loudly as it had been crying, and scrambled after the Cat and frolicked all over the Cave till it grew tired and settled down to sleep with the Cat in its arms. Она привязала нитку к маленькому глиняному веретену и потащила его по полу, а кот бежал за ним, подбрасывая его лапками, кувыркался, заки- дывал его на спину, ложился на него, делал вид, что потерял его, и потом опять ловил его, пока ребенок не стал хохотать так же громко, как прежде плакал. Он пополз за котом и катался с ним по пещере, а когда устал, то задремал, обхватив кота ручонками.
‘Now,’ said the Cat, ‘I will sing the Baby a song that shall keep him asleep for an hour. And he began to purr, loud and low, low and loud, till the Baby fell fast asleep. — Теперь, — сказал кот, — я спою ребенку песенку, чтоб он спал часок-другой. И он стал мурлыкать тихо и громко, громко и тихо, пока ребенок не уснул крепким сном.
The Woman smiled as she looked down upon the two of them and said, Женщина поглядела на них и с улыбкой сказала:
‘That was wonderfully done. No question but you are very clever, O Cat.’ – Это была неплохая работа! Что бы там ни было, все же ты умница, Кошка.
That very minute and second, Best Beloved, the smoke of the fire at the back of the Cave came down in clouds from the roof—puff!—because it remembered the bargain she had made with the Cat, and when it had cleared away—lo and behold!—the Cat was sitting quite comfy close to the fire. Не успела она договорить – пффф! – дым от Огня тучами заклубился в Пещере: это он вспомнил, что у Женщины с Кошкой был договор. И когда дым рассеялся, глядь, Кошка сидит у огня, уселась поудобнее и сидит.
‘O my Enemy and Wife of my Enemy and Mother of My Enemy,’ said the Cat, ‘it is I, for you have spoken a second word in my praise, and now I can sit by the warm fire at the back of the Cave for always and always and always. But still I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me.’ – Ты, мой Враг, ты, Жена Врага моего, ты, Мать моего Врага, – сказала Кошка, – посмотри: я здесь. Ты снова похвалила меня, и вот я здесь, у теплого очага, и отсюда я не уйду во веки веков. Но все же запомни: я, Кошка, хожу, где вздумается, и гуляю сама по себе.
Then the Woman was very very angry, and let down her hair and put more wood on the fire and brought out the broad blade-bone of the shoulder of mutton and began to make a Magic that should prevent her from saying a third word in praise of the Cat. Женщина очень рассердилась, распустила волосы, подбросила дров в огонь, достала баранью кость и пошла опять колдовать, чтобы как-нибудь, ненароком, в третий раз не похвалить эту Кошку.
It was not a Singing Magic, Best Beloved, it was a Still Magic; and by and by the Cave grew so still that a little wee-wee mouse crept out of a corner and ran across the floor. Это было колдовство без пения, милые мои, молчаливое колдовство. Мало-помалу в пещере наступила такая тишина, что маленькая мышка решилась выползти из своей норки в углу и пробежать по полу.
‘O my Enemy and Wife of my Enemy and Mother of my Enemy,’ said the Cat, ‘is that little mouse part of your magic?’ – Ты, мой Враг, ты, Жена Врага моего, ты, Мать моего Врага, – сказала Кошка, – это ты вызвала Мышку своим колдовством?
‘Ouh! Chee! No indeed!’ said the Woman, and she dropped the blade-bone and jumped upon the footstool in front of the fire and braided up her hair very quick for fear that the mouse should run up it. – Ай-ай-ай! Нет! – закричала Женщина, выронила кость, вскочила на скамеечку, стоявшую у огня, и поскорее подобрала свои волосы, чтобы Мышка не взбежала по ним.
‘Ah,’ said the Cat, watching, ‘then the mouse will do me no harm if I eat it?’ — А что, если я съем мышь? — сказал кот, внимательно наблюдавший за нею. — Мне от этого не будет вреда?
‘No,’ said the Woman, braiding up her hair, ‘eat it quickly and I will ever be grateful to you.’ — Нет, — ответила женщина, заплетая косу. — Ешь скорее. Я тебе буду очень благодарна.
Cat made one jump and caught the little mouse, and the Woman said, Кот одним прыжком поймал мышь, и женщина сказала:
‘A hundred thanks. Even the First Friend is not quick enough to catch little mice as you have done. You must be very wise.’ — Тысячу раз благодарю тебя. Даже наш первый друг не так проворен, чтобы ловить мышей. Вероятно, ты очень умен.
That very moment and second, O Best Beloved, the Milk-pot that stood by the fire cracked in two pieces—ffft—because it remembered the bargain she had made with the Cat, and when the Woman jumped down from the footstool—lo and behold!—the Cat was lapping up the warm white milk that lay in one of the broken pieces. В ту же минуту, в ту же секунду, милые мои, трах! — крынка молока, стоявшая на очаге, раскололась пополам, так как она была свидетельницей договора между женщиной и котом. Когда женщина вскочила со скамейки, на которой сидела, кот уже лакал теплое белое молоко, оставшееся в одном из черепков.
‘O my Enemy and Wife of my Enemy and Mother of my Enemy, said the Cat, ‘it is I; for you have spoken three words in my praise, and now I can drink the warm white milk three times a day for always and always and always. But still I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me.’ — Вот и я, враг мой, жена моего врага и мать моего врага! — сказал кот. — Ты три раза похвалила меня. Теперь я могу три раза в день пить теплое белое молоко всегда, всегда, всегда! А все-таки я кот, который гуляет, где ему вздумается.
Then the Woman laughed and set the Cat a bowl of the warm white milk and said, Женщина засмеялась и поставила перед котом чашку теплого белого молока. При этом она сказала:
‘O Cat, you are as clever as a man, but remember that your bargain was not made with the Man or the Dog, and I do not know what they will do when they come home.’ — О кот, ты умен, как человек, но все-таки помни, что договор ты заключал только со мной, и я не знаю, как к нему отнесутся мужчина и собака, когда возвратятся домой.
‘What is that to me?’ said the Cat. ‘If I have my place in the Cave by the fire and my warm white milk three times a day I do not care what the Man or the Dog can do.’ — А мне что за дело? — сказал кот. — Раз я могу сидеть в пещере у огня и трижды в день получать теплое белое молоко, то мне совершенно безразлично, что скажут мужчина или собака.
That evening when the Man and the Dog came into the Cave, the Woman told them all the story of the bargain while the Cat sat by the fire and smiled. Then the Man said, Вечером, когда мужчина и собака возвратились в пещеру, женщина рассказала им о своем договоре, а кот, сидя у огня, ухмылялся. Мужчина сказал:
Yes, but he has not made a bargain with me or with all proper Men after me.’ — Прекрасно, но он не заключал договора со мною и с другими людьми, которые будут жить после меня.
Then he took off his two leather boots and he took up his little stone axe (that makes three) and he fetched a piece of wood and a hatchet (that is five altogether), and he set them out in a row and he said, Затем человек снял свои кожаные сапоги, положил свой каменный топорик, принес полено и топор (всего пять предметов) и, разместив их в один ряд, сказал:
‘Now we will make our bargain. If you do not catch mice when you are in the Cave for always and always and always, I will throw these five things at you whenever I see you, and so shall all proper Men do after me.’ — Теперь мы заключим с тобою договор. Если ты не будешь ловить мышей в пещере всегда, всегда, всегда, то я буду бросать в тебя эти пять предметов, как только тебя завижу. То же самое будут делать все мужчины после меня.
‘Ah,’ said the Woman, listening, ‘this is a very clever Cat, but he is not so clever as my Man.’ — Ах! — воскликнула женщина. — Какой умный этот кот, но мой муж все-таки умнее.
The Cat counted the five things (and they looked very knobby) and he said, Кот осмотрел все пять предметов (они выглядели довольно опасными) и сказал:
‘I will catch mice when I am in the Cave for always and always and always; but still I am the Cat who walks by himself, and all places are alike to me.’ — Я буду ловить мышей в пещере всегда, всегда, всегда! А все-таки я кот, который гуляет, где ему вздумается.
‘Not when I am near,’ said the Man. ‘If you had not said that last I would have put all these things away for always and always and always; but I am now going to throw my two boots and my little stone axe (that makes three) at you whenever I meet you. And so shall all proper Men do after me!’ — Только не тогда, когда я близко, — возразил человек. — Если б ты не сказал последних слов, то я убрал бы эти вещи навсегда, навсегда, навсегда! А теперь я буду бросать в тебя сапоги и топорик (всего три предмета), как только встречусь с тобой. И так будут делать все мужчины после меня.
Then the Dog said, Затем собака сказала:
‘Wait a minute. He has not made a bargain with me or with all proper Dogs after me.’ And he showed his teeth and said, ‘If you are not kind to the Baby while I am in the Cave for always and always and always, I will hunt you till I catch you, and when I catch you I will bite you. And so shall all proper Dogs do after me.’ — Постой! Ты еще не заключал договора со мною и со всеми собаками, которые будут жить после меня. Оскалив зубы, она продолжала: — Если ты не будешь ласков с ребенком, пока я в пещере, всегда, всегда, всегда, то я буду гоняться за тобою и поймаю тебя, а когда поймаю — укушу. И так будут делать все собаки после меня.
‘Ah,’ said the Woman, listening, ‘this is a very clever Cat, but he is not so clever as the Dog.’ — Ах! — воскликнула женщина. — Какой умный этот кот, но собака умнее его.
Cat counted the Dog’s teeth (and they looked very pointed) and he said, Кот сосчитал зубы собаки (они выглядели очень острыми) и сказал:
‘I will be kind to the Baby while I am in the Cave, as long as he does not pull my tail too hard, for always and always and always. But still I am the Cat that walks by himself, and all places are alike to me.’ — Я буду ласков с ребенком всегда, всегда, всегда, если он не будет слишком сильно тянуть меня за хвост. А все-таки я кот, который гуляет, где ему вздумается.
‘Not when I am near,’ said the Dog. ‘If you had not said that last I would have shut my mouth for always and always and always; but now I am going to hunt you up a tree whenever I meet you. And so shall all proper Dogs do after me.’ — Только не тогда, когда я близко, — возразила собака. — Если б ты не сказал последних слов, то я закрыла бы свою пасть навсегда, навсегда, навсегда, а теперь я буду загонять тебя на дерево, как только встречусь с тобою. И так будут делать все собаки после меня.
Then the Man threw his two boots and his little stone axe (that makes three) at the Cat, and the Cat ran out of the Cave and the Dog chased him up a tree; and from that day to this, Best Beloved, three proper Men out of five will always throw things at a Cat whenever they meet him, and all proper Dogs will chase him up a tree. Человек бросил в кота свои сапоги и каменный топорик (всего три предмета), и кот выбежал из пещеры, а собака загнала его на дерево. С того дня и поныне, милые мои, из пяти мужчин трое всегда бросают в кота что попадется под руку и все собаки загоняют его на дерево.
But the Cat keeps his side of the bargain too. He will kill mice and he will be kind to Babies when he is in the house, just as long as they do not pull his tail too hard. Но и Кошка верна своему договору. Пока она в доме, она ловит мышей и ласкова с детьми, если только дети не слишком больно таскают ее за хвост.
But when he has done that, and between times, and when the moon gets up and night comes, he is the Cat that walks by himself, and all places are alike to him. Но исполнив свои обязанности, в свободное время, особенно когда настают лунные ночи, кот уходит и гуляет один, где ему вздумается.
Then he goes out to the Wet Wild Woods or up the Wet Wild Trees or on the Wet Wild Roofs, waving his wild tail and walking by his wild lone. Он лазит по влажным диким деревьям или по влажным диким крышам, а не то отправляется в сырой дикий лес и, помахивая своим диким хвостом, бродит по диким тропинкам.
Присоединяйтесь к нам и получайте новые идеи!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Словарик
  • dictionary
  • словарь
  • English Russian Dictionary

Дважды щелкните по любому слову на странице или введите слово: