NEW
Главная / Рассказы / Сказка «The Beginning of the Armadilloes» (параллельный текст)

Сказка «The Beginning of the Armadilloes» (параллельный текст)

      The Beginning Of The Armadilloes - Michael Ducarel
The Beginning of the Armadilloes Откуда взялись броненосцы
THIS, O Best Beloved, is another story of the High and Far-Off Times. In the very middle of those times was a Stickly-Prickly Hedgehog, and he lived on the banks of the turbid Amazon, eating shelly snails and things. And he had a friend, a Slow-Solid Tortoise, who lived on the banks of the turbid Amazon, eating green lettuces and things. Милый мальчик, я опять расскажу тебе сказку о Далёких и Старинных Временах. Жил тогда Злючка-Колючка Ёж. Жил он на мутной реке Амазонке, ел улиток и разные разности. И была у него подруга, Черепаха Неспешная, которая тоже жила на мутной реке Амазонке, ела разные разности и зелёный салат.
And so that was all right, Best Beloved. Do you see? Всё шло хорошо, не правда ли, милый мальчик?
But also, and at the same time, in those High and Far-Off Times, there was a Painted Jaguar, and he lived on the banks of the turbid Amazon too; and he ate everything that he could catch. When he could not catch deer or monkeys he would eat frogs and beetles; and when he could not catch frogs and beetles he went to his Mother Jaguar, and she told him how to eat hedgehogs and tortoises. Но в ту же самую пору, в Далёкое и Старинное Время, жил на мутной реке Амазонке Расписной Ягуар. Он ел всё, что ему удастся поймать. Не удастся поймать обезьяну — съест лягушку или таракашку. А уж если нет ни лягушек, ни таракашек — он идёт к своей мамаше Ягуарихе, чтобы та объяснила ему, как нужно ловить черепах и ежей.
She said to him ever so many times, graciously waving her tail, Изящно помахивая грациозным хвостом, мамаша часто наставляла его:
‘My son, when you find a Hedgehog you must drop him into the water and then he will uncoil, and when you catch a Tortoise you must scoop him out of his shell with your paw.’ — Если, сынок, ты найдешь Ежа, скорее швырни его в воду. Ёж сам собою развернётся в воде. А если найдешь Черепаху, выцарапай её лапой из панциря.
And so that was all right, Best Beloved. И всё шло хорошо, мой милый мальчик.
One beautiful night on the banks of the turbid Amazon, Painted Jaguar found Stickly-Prickly Hedgehog and Slow-Solid Tortoise sitting under the trunk of a fallen tree. Была прекрасная ночь на мутной реке Амазонке. Расписной Ягуар увидел, что под стволом свалившегося дерева сидят рядышком Злючка-Колючка Ёж и Черепаха Неспешная.
They could not run away, and so Stickly-Prickly curled himself up into a ball, because he was a Hedgehog, and Slow-Solid Tortoise drew in his head and feet into his shell as far as they would go, because he was a Tortoise; and so that was all right, Best Beloved. Do you see? Спастись бегством они не могли, и вот Злючка-Колючка Ёж свернулся шаром, потому что иначе он не был бы Ёж, а Черепаха Неспешная втянула ноги и голову под свой панцирь, потому что она была Черепаха. Всё шло как следует, милый мой мальчик, не правда ли?
‘Now attend to me,’ said Painted Jaguar, ‘because this is very important. My mother said that when I meet a Hedgehog I am to drop him into the water and then he will uncoil, and when I meet a Tortoise I am to scoop him out of his shell with my paw. Now which of you is Hedgehog and which is Tortoise? because, to save my spots, I can’t tell.’ — Слушайте меня внимательно! — сказал Расписной Ягуар. — То, что я хочу вам сказать, имеет для вас большое значение. Моя маменька учила меня, что, если я увижу Ежа, я должен швырнуть его в воду, и тогда он сам собою развернётся, а если я увижу Черепаху, я должен выцарапать её лапой из панциря. Но кто же из вас Черепаха, а кто из вас Ёж, — клянусь моими пятнами, не знаю!
‘Are you sure of what your Mummy told you?’ said Stickly-Prickly Hedgehog. ‘Are you quite sure? Perhaps she said that when you uncoil a Tortoise you must shell him out the water with a scoop, and when you paw a Hedgehog you must drop him on the shell.’ — Хорошо ли ты помнишь, что говорила тебе твоя маменька? — спросил Злючка-Колючка Ёж. — Уж не напутал ли ты? Может быть, маменька говорила тебе, что, когда ты развернёшь Черепаху, ты должен выцарапать её из воды, а когда ты поймаешь Ежа, ты должен бросить его прямо на панцирь?
‘Are you sure of what your Mummy told you?’ said Slow-and-Solid Tortoise. ‘Are you quite sure? Perhaps she said that when you water a Hedgehog you must drop him into your paw, and when you meet a Tortoise you must shell him till he uncoils.’ — Хорошо ли ты помнишь, что говорила тебе твоя маменька? — спросила Черепаха Неспешная. — Уж не напутал ли ты? Может быть, она говорила тебе, что, когда ты смочишь водою Ежа, ты должен расцарапать его лапой, а когда встретишь Черепаху, ты должен снять с нее панцирь, чтобы она развернулась?
‘I don’t think it was at all like that,’ said Painted Jaguar, but he felt a little puzzled; ‘but, please, say it again more distinctly.’ — Едва ли это так! — сказал Расписной Ягуар, но все же опешил немного. — Будьте добры, повторите еще раз, что вы сказали сейчас. И, если можно, яснее.
‘When you scoop water with your paw you uncoil it with a Hedgehog,’ said Stickly-Prickly. ‘Remember that, because it’s important.’ — Когда ты поцарапаешь воду когтями, налей её и разверни Ежом, — сказал Злючка-Колючка Ёж. — Запомни это хорошенько, потому что это очень важно.
‘But,’ said the Tortoise, ‘when you paw your meat you drop it into a Tortoise with a scoop. Why can’t you understand?’ — Но,- сказала Черепаха Неспешная, — когда ты выцарапаешь воду из Ежа, ты должен полить этой водой Черепаху. Неужели ты и этого не знаешь?
‘You are making my spots ache,’ said Painted Jaguar; ‘and besides, I didn’t want your advice at all. I only wanted to know which of you is Hedgehog and which is Tortoise.’ — У меня от вашей путаницы даже пятна на спине заболели! — сказал Расписной Ягуар. — Я не спрашиваю ваших советов, я только спрашиваю, кто из вас Ёж и кто Черепаха.
‘I shan’t tell you,’ said Stickly-Prickly, ‘but you can scoop me out of my shell if you like.’ — Не скажу, — ответил Ёж. — Но, если хочешь, изволь — попробуй-ка выцарапать меня из моего панциря.
‘Aha!’ said Painted Jaguar. ‘Now I know you’re Tortoise. You thought I wouldn’t! Now I will.’ — Ага! — сказал Расписной Ягуар. — Теперь я вижу, что ты Черепаха. Ты думала, что я не догадаюсь. А я догадался.
Painted Jaguar darted out his paddy-paw just as Stickly-Prickly curled himself up, and of course Jaguar’s paddy-paw was just filled with prickles. Worse than that, he knocked Stickly-Prickly away and away into the woods and the bushes, where it was too dark to find him. Then he put his paddy-paw into his mouth, and of course the prickles hurt him worse than ever. И хлопнул Ягуар лапой со всего размаха по Ежу, как раз в ту минуту, когда Ёж свернулся клубком. И конечно, в лапу Ягуара вонзились острые колючки Ежа. Это было бы, пожалуй, ещё ничего, но, к несчастью, Ягуар ударом лапы отбросил Ежа далеко-далеко в лес и не мог найти его в кустах, так как было очень темно. Тогда он сунул лапу себе в рот, но от этого иглы стали колоть еще больше.
As soon as he could speak he said, Как только он был в состоянии вымолвить хоть слово, то воскликнул:
‘Now I know he isn’t Tortoise at all. But’—and then he scratched his head with his un-prickly paw—’how do I know that this other is Tortoise?’ — Теперь я знаю, что ты не черепаха. — А впрочем, — добавил он, почесывая затылок здоровой лапой, — почем знать, что другая действительно черепаха?
‘But I am Tortoise,’ said Slow-and-Solid. Your mother was quite right. She said that you were to scoop me out of my shell with your paw. Begin.’ — Конечно, я черепаха, — сказала Медлительная Степенная особа. — Твоя мама была права. Она говорила, что ты должен меня выцарапать из-под щита. Ну, начинай!
‘You didn’t say she said that a minute ago, said Painted Jaguar, sucking the prickles out of his paddy-paw. ‘You said she said something quite different.’ — Только что ты рассказывала совсем другое, — ответил Пятнистый Ягуар, выбирая занозы из своей лапы. — Ты уверяла, что мама учила меня как-то иначе.
‘Well, suppose you say that I said that she said something quite different, I don’t see that it makes any difference; because if she said what you said I said she said, it’s just the same as if I said what she said she said. On the other hand, if you think she said that you were to uncoil me with a scoop, instead of pawing me into drops with a shell, I can’t help that, can I?’ — Может быть, я и уверяла, что она учила иначе, что ж такого? Если она говорила то, что ты говорил, будто я говорила, то это все равно, как если б я сказала то, что она сказала. А если ты думаешь, что она учила тебя развернуть меня лапой, то это уже не моя вина.
‘But you said you wanted to be scooped out of your shell with my paw,’ said Painted Jaguar. — Но ведь ты же хотела, чтобы я попробовал выцарапать тебя из-под щита? — спросил Пятнистый Ягуар.
‘If you’ll think again you’ll find that I didn’t say anything of the kind. I said that your mother said that you were to scoop me out of my shell,’ said Slow-and-Solid. — Подумай хорошенько, и ты поймёшь, что я этого никогда не говорила. Я только говорила, что твоя мама говорила, что ты должен содрать с меня когтями мой панцирь, — сказала Неспешная Черепаха.
What will happen if I do?’ said the Jaguar most sniffily and most cautious. — Что, если я попробую? — спросил Пятнистый Ягуар, нерешительно протягивая лапу.
‘I don’t know, because I’ve never been scooped out of my shell before; but I tell you truly, if you want to see me swim away you’ve only got to drop me into the water. — Не знаю, меня еще никогда не выцарапывали. Но если хочешь посмотреть, как я плаваю, то брось меня в воду.
‘I don’t believe it,’ said Painted Jaguar. ‘You’ve mixed up all the things my mother told me to do with the things that you asked me whether I was sure that she didn’t say, till I don’t know whether I’m on my head or my painted tail; and now you come and tell me something I can understand, and it makes me more mixy than before. My mother told me that I was to drop one of you two into the water, and as you seem so anxious to be dropped I think you don’t want to be dropped. So jump into the turbid Amazon and be quick about it.’ — Не верю я тебе, — сказал Пятнистый Ягуар. — Ты меня сбила с толку тем, что мама говорила и что ты говорила. Теперь я сам не знаю, стою ли я на голове или на своем пестром хвосте. Когда ты говоришь ясно, то я путаюсь еще больше. Мама сказала мне, что одного из вас надо бросить в воду. А ты так добиваешься, чтобы я тебя бросил в воду, что, вероятно, совсем этого не хочешь. Ну так прыгай же в быструю Амазонку, да поживее!
‘I warn you that your Mummy won’t be pleased. Don’t tell her I didn’t tell you,’ said Slow-Solid. — Предупреждаю тебя, что твоя мама будет недовольна. Не говори ей, что я тебе этого не говорила, — ответила Черепаха.
‘If you say another word about what my mother said—’ the Jaguar answered, but he had not finished the sentence before Slow-and-Solid quietly dived into the turbid Amazon, swam under water for a long way, and came out on the bank where Stickly-Prickly was waiting for him. — Если ты скажешь еще одно слово о том, что сказала моя мать, — начал Ягуар, но оборвал свою речь, так как Черепаха преспокойно нырнула в Амазонку, долго плыла под водой и наконец вышла на берег в том месте, где ее ожидал Злючка-Колючка Ёж.
‘That was a very narrow escape,’ said Stickly-Prickly. ‘I don’t rib Painted Jaguar. What did you tell him that you were?’ — Насилу-то спаслись! — воскликнул Ежик. — Не нравится мне этот Пятнистый Ягуар. Что ты ему сказала?
‘I told him truthfully that I was a truthful Tortoise, but he wouldn’t believe it, and he made me jump into the river to see if I was, and I was, and he is surprised. Now he’s gone to tell his Mummy. Listen to him!’ — Я честно призналась, что я честная черепаха, но он не поверил и велел мне прыгнуть в воду, чтобы посмотреть, действительно ли я черепаха. Когда он в этом убедился, то был очень удивлен. Теперь он все расскажет своей маме. Вот послушай!
They could hear Painted Jaguar roaring up and down among the trees and the bushes by the side of the turbid Amazon, till his Mummy came. Пятнистый Ягуар рычал под деревьями на берегу быстрой Амазонки до тех пор, пока к нему не пришла его мать.
‘Son, son!’ said his mother ever so many times, graciously waving her tail, ‘what have you been doing that you shouldn’t have done?’ — Сынок, сынок! — несколько раз повторила мать, грациозно виляя хвостом. — Зачем ты делал то, чего не надо было делать?
‘I tried to scoop something that said it wanted to be scooped out of its shell with my paw, and my paw is full of per-ickles,’ said Painted Jaguar. — Я встретил над рекою одну зверюшку и хотел выцарапать её из-под панциря; она сама сказала, что ей хочется этого, и вот теперь у меня вся лапа в занозах!
‘Son, son!’ said his mother ever so many times, graciously waving her tail, ‘by the prickles in your paddy-paw I see that that must have been a Hedgehog. You should have dropped him into the water. — Сынок, сынок! — твердила мать, грациозно виляя хвостом. — По твоим занозам я вижу, что это был ежик. Ты должен был бросить его в воду.
‘I did that to the other thing; and he said he was a Tortoise, and I didn’t believe him, and it was quite true, and he has dived under the turbid Amazon, and he won’t come up again, and I haven’t anything at all to eat, and I think we had better find lodgings somewhere else. They are too clever on the turbid Amazon for poor me!’ — Я бросил в воду другого зверька. Он называл себя черепахой, но я не поверил, а оказывается, что это была правда. Он нырнул в быструю Амазонку и больше не вылезает, а я до сих пор ничего не ел. Пойдем лучше поищем себе другую квартиру. Здесь, на берегу Амазонки, звери для меня слишком умны
‘Son, son!’ said his mother ever so many times, graciously waving her tail, ‘now attend to me and remember what I say. A Hedgehog curls himself up into a ball and his prickles stick out every which way at once. By this you may know the Hedgehog.’ — Сынок, сынок! — сказала мать, грациозно повиливая хвостом. — Слушай внимательно и постарайся запомнить мои слова. Еж свертывается клубочком, и его иглы торчат во все стороны. По этому признаку ты всегда можешь узнать ежа.
‘I don’t like this old lady one little bit,’ said Stickly-Prickly, under the shadow of a large leaf. ‘I wonder what else she knows?’ — Не нравится мне эта старуха, ох как не нравится! — сказал Злючка-Колючка Ёж. — Интересно, что она еще ему скажет.
‘A Tortoise can’t curl himself up,’ Mother Jaguar went on, ever so many times, graciously waving her tail. ‘He only draws his head and legs into his shell. By this you may know the tortoise.’ — Черепаха не может свертываться, — продолжала Ягуариха, грациозно повиливая хвостом. — Она только втягивает голову и ножки под щит. По этим признакам можно всегда узнать черепаху.
‘I don’t like this old lady at all—at all,’ said Slow-and-Solid Tortoise. ‘Even Painted Jaguar can’t forget those directions. It’s a great pity that you can’t swim, Stickly-Prickly.’ — Мне совсем, совсем не нравится старая Ягуариха, — заявила Медлительная Степенная Черепаха. — Даже такой остолоп, как Пятнистый Ягуар, не забудет этих указаний. Ужасно жаль, что ты не умеешь плавать, Ежик.
‘Don’t talk to me,’ said Stickly-Prickly. ‘Just think how much better it would be if you could curl up. This is a mess! Listen to Painted Jaguar.’ — Что обо мне говорить? — возразил Ежик. — Подумай сама, как хорошо было бы, если бы ты могла сворачиваться клубочком. Постой, что там бормочет Пятнистый Ягуар?
Painted Jaguar was sitting on the banks of the turbid Amazon sucking prickles out of his Paws and saying to himself: Пятнистый Ягуар сидел на берегу быстрой Амазонки и, вытаскивая оставшиеся еще иглы из своей лапы, говорил нараспев:
‘Can’t curl, but can swim —
Slow-Solid, that’s him!
Curls up, but can’t swim —
Stickly-Prickly, that’s him!’
Кто свернётся клубком,
Тот зовётся Ежом.
Кто в воде поплывёт,
Черепахой слывёт.
‘He’ll never forget that this month of Sundays,’ said Stickly-Prickly. ‘Hold up my chin, Slow-and-Solid. I’m going to try to learn to swim. It may be useful.’ — Этого он никогда не забудет, даже после дождика в четверг, — сказал Ёж. — Поддержи меня за подбородок, Неспешная, — я хочу научиться плавать. Это может пригодиться потом.
‘Excellent!’ said Slow-and-Solid; and he held up Stickly-Prickly’s chin, while Stickly-Prickly kicked in the waters of the turbid Amazon. — С удовольствием! — сказала Черепаха. И она поддержала Колючку за подбородок, покуда Колючка барахтался в мутной реке Амазонке.
‘You’ll make a fine swimmer yet,’ said Slow-and-Solid. ‘Now, if you can unlace my back-plates a little, I’ll see what I can do towards curling up. It may be useful.’ — Из тебя выйдет хороший пловец, — сказала Черепаха. — А теперь попробуй немного распустить задние чешуи моего щита. Я попытаюсь свернуться. В жизни это может пригодиться.
Stickly-Prickly helped to unlace Tortoise’s back-plates, so that by twisting and straining Slow-and-Solid actually managed to curl up a tiddy wee bit. Ежик распустил Черепахе задние чешуи щита, и после неимоверных усилий ей удалось свернуться в маленький плотный комочек.
‘Excellent!’ said Stickly-Prickly; ‘but I shouldn’t do any more just now. It’s making you black in the face. Kindly lead me into the water once again and I’ll practice that side-stroke which you say is so easy.’ And so Stickly-Prickly practiced, and Slow-Solid swam alongside. — Очень хорошо! — сказал Ёж. — Но довольно, больше не надо. У тебя даже лицо посинело. А теперь, пожалуйста, поддержи меня в воде еще разок! Я попробую плавать боком. Ты говорила, что это очень легко. И Ёж опять пустился вплавь. Это был его второй урок. Черепаха плыла рядом с ним.
‘Excellent!’ said Slow-and-Solid. ‘A little more practice will make you a regular whale. Now, if I may trouble you to unlace my back and front plates two holes more, I’ll try that fascinating bend that you say is so easy. Won’t Painted Jaguar be surprised!’ — Превосходно! — воскликнула Черепаха. — Еще немного, и ты будешь плавать, как рыба. Теперь будь так добр, распусти мне еще пару чешуек спереди, и я попробую свернуться таким же очаровательным клубочком, как ты. Вот-то удивится Пятнистый Ягуар!
‘Excellent!’ said Stickly-Prickly, all wet from the turbid Amazon. ‘I declare, I shouldn’t know you from one of my own family. Two holes, I think, you said? A little more expression, please, and don’t grunt quite so much, or Painted Jaguar may hear us. When you’ve finished, I want to try that long dive which you say is so easy. Won’t Painted Jaguar be surprised!’ — Великолепно! — сказал Ежик, еще весь мокрый после купания. — Уверяю тебя, что я принял бы тебя за кого-нибудь из своих. Пары чешуек довольно? Только, пожалуйста, гляди веселее и не пыхти так, а то Ягуар нас услышит. Когда ты отдохнешь, поучи меня нырять. Вот-то удивится Пятнистый Ягуар!
And so Stickly-Prickly dived, and Slow-and-Solid dived alongside. Под руководством Черепахи Ежик попробовал нырять.
‘Excellent!’ said Slow-and-Solid. ‘A leetle more attention to holding your breath and you will be able to keep house at the bottom of the turbid Amazon. Now I’ll try that exercise of putting my hind legs round my ears which you say is so peculiarly comfortable. Won’t Painted Jaguar be surprised!’ — Отлично! — сказала Черепаха. — Старайся задерживать дыхание, и ты скоро уже сможешь лежать на дне быстрой Амазонки. Теперь я постараюсь зацепиться задними ногами за собственные уши — ты говоришь, что это очень удобно? Вот-то удивится Пятнистый Ягуар!
‘Excellent!’ said Stickly-Prickly. ‘But it’s straining your back-plates a little. They are all overlapping now, instead of lying side by side.’ — Превосходно! — воскликнул Еж. — Только у тебя задние чешуйки растянулись. Они уже не лежат рядом, как прежде, а переходят одна на другую.
‘Oh, that’s the result of exercise,’ said Slow-and-Solid. ‘I’ve noticed that your prickles seem to be melting into one another, and that you’re growing to look rather more like a pinecone, and less like a chestnut-burr, than you used to.’ — Это все от упражнения, — ответила Черепаха. — Я тоже замечаю, что у тебя иглы слиплись. Ты теперь похож не на оболочку каштана, как раньше, а на еловую шишку.
‘Am I?’ said Stickly-Prickly. ‘That comes from my soaking in the water. Oh, won’t Painted Jaguar be surprised!’ — В самом деле? — сказал Еж. — Это оттого, что я каждый раз мокну в воде. Вот-то удивится Пятнистый Ягуар!
They went on with their exercises, each helping the other, till morning came; and when the sun was high they rested and dried themselves. Then they saw that they were both of them quite different from what they had been. Они продолжали свои упражнения, помогая друг другу, пока не наступило утро. Когда солнце взошло высоко, они отдохнули и обсохли. Тогда только они увидели, что оба совсем переменились.
‘Stickly-Prickly,’ said Tortoise after breakfast, ‘I am not what I was yesterday; but I think that I may yet amuse Painted Jaguar. — Слушай, Ежик! — сказала Черепаха. — Я теперь не такая, как вчера. Уж подурачу я Пятнистого Ягуара!
‘That was the very thing I was thinking just now,’ said Stickly-Prickly. ‘I think scales are a tremendous improvement on prickles—to say nothing of being able to swim. Oh, won’t Painted Jaguar be surprised! Let’s go and find him.’ — Я тоже об этом думаю, — сказал Колючий Забияка. — Мне кажется, что чешуя гораздо лучше защищает, чем иглы, не говоря уже о том, что с нею удобно плавать. Ну уж и удивится Пятнистый Ягуар! Давай разыщем его!
By and by they found Painted Jaguar, still nursing his paddy-paw that had been hurt the night before. He was so astonished that he fell three times backward over his own painted tail without stopping. Немного погодя они нашли Пятнистого Ягуара, который все сидел и сосал лапу, которую накануне поранил. При виде их Ягуар так удивился, что три раза перекувырнулся.
‘Good morning!’ said Stickly-Prickly. ‘And how is your dear gracious Mummy this morning?’ — Доброе утро! — сказал Злючка-Колючка Ёж. — Как бесценное здоровье вашей маменьки?
‘She is quite well, thank you,’ said Painted Jaguar; ‘but you must forgive me if I do not at this precise moment recall your name.’ — Спасибо, она здорова, — ответил Пятнистый Ягуар. — Но извини, пожалуйста, я не могу вспомнить, как тебя зовут.
‘That’s unkind of you,’ said Stickly-Prickly, ‘seeing that this time yesterday you tried to scoop me out of my shell with your paw.’ — Ты, однако, забывчивый! — сказал Еж.- Вчера в это самое время ты пробовал выцарапать меня из моего панциря.
‘But you hadn’t any shell. It was all prickles,’ said Painted Jaguar. ‘I know it was. Just look at my paw!’ — Но вчера у тебя не было панциря — вчера ты был весь в иголках. Кому же это и знать, как не мне? Посмотри-ка на мою лапу!
‘You told me to drop into the turbid Amazon and be drowned,’ said Slow-Solid. ‘Why are you so rude and forgetful to-day?’ — Ты велел мне утопиться в быстрой Амазонке, — сказала Черепаха. — Отчего же ты сегодня такой невежливый, что не признаешь нас?
‘Don’t you remember what your mother told you?’ said Stickly-Prickly: — Неужели вы забыли, что сказала ваша мамаша? — спросил Злючка-Колючка Ёж. — Ведь она ясно сказала вам:
‘Can’t curl, but can swim —
Stickly-Prickly, that’s him!
Curls up, but can’t swim —
Slow-Solid, that’s him!’
Кто свернётся клубком,
Черепахой слывёт.
Кто в воде поплывёт,
Тот зовётся Ежом.
Then they both curled themselves up and rolled round and round Painted Jaguar till his eyes turned truly cart-wheels in his head. Then he went to fetch his mother. Они оба свернулись клубочками и стали кататься перед Ягуаром до тех пор, пока у него в глазах не зарябило. Тогда он побежал к своей матери.
‘Mother,’ he said, ‘there are two new animals in the woods to-day, and the one that you said couldn’t swim, swims, and the one that you said couldn’t curl up, curls; and they’ve gone shares in their prickles, I think, because both of them are scaly all over, instead of one being smooth and the other very prickly; and, besides that, they are rolling round and round in circles, and I don’t feel comfy.’ — Мама, — сказал он, — сегодня в нашем лесу появились два новых зверька. Один, про которого ты говорила, что он не может плавать, вдруг плавает, а тот, про которого ты говорила, что он не может сворачиваться, сворачивается клубочком. И они стали одинаковыми, чешуйчатыми, а прежде один имел иглы, а другой был совершенно гладкий. К тому же они катаются вокруг меня так, что смотреть больно.
‘Son, son!’ said Mother Jaguar ever so many times, graciously waving her tail, ‘a Hedgehog is a Hedgehog, and can’t be anything but a Hedgehog; and a Tortoise is a Tortoise, and can never be anything else.’ — Сынок, сынок, — сказала мать, грациозно повиливая хвостом. — Ежик всегда останется ежиком, а Черепаха — черепахой. Они не могут измениться.
‘But it isn’t a Hedgehog, and it isn’t a Tortoise. It’s a little bit of both, and I don’t know its proper name.’ — Нет, это не ежик и не черепаха. Они похожи друг на друга, и я не знаю, как их зовут.
‘Nonsense!’ said Mother Jaguar. ‘Everything has its proper name. I should call it «Armadillo» till I found out the real one. And I should leave it alone.’ — Вздор! — воскликнула Ягуариха. — У каждого должно быть свое имя. Я назвала бы их броненосцами, пока мы не разберемся, кто из них еж, а кто черепаха. А впрочем, еще лучше оставить их в покое.
So Painted Jaguar did as he was told, especially about leaving them alone; but the curious thing is that from that day to this, O Best Beloved, no one on the banks of the turbid Amazon has ever called Stickly-Prickly and Slow-Solid anything except Armadillo. Пятнистый Ягуар послушался матери; он даже рад был отвязаться от этих зверьков. Но удивительно, милые мои! С того дня и поныне на берегах бурной Амазонки никто не называет Злючку-Колючку Ежа и Медлительную Степенную Черепаху иначе, как броненосцами.
There are Hedgehogs and Tortoises in other places, of course (there are some in my garden); but the real old and clever kind, with their scales lying lippety-lappety one over the other, like pine-cone scales, that lived on the banks of the turbid Amazon in the High and Far-Off Days, are always called Armadillos, because they were so clever. Ежи и черепахи водятся и в других местах (даже в моем садике), но древний их род, живший в отдаленные времена на берегах бурной Амазонки и отличавшийся свободными чешуйками, которые находили одна на другую, до сих пор за свой ум носит название броненосцев.
So that; all right, Best Beloved. Do you see? Чего же тебе ещё, милый мальчик? Всё устроилось отлично, не правда ли?

 

Сборник рассказов : Чтение параллельных текстов

Присоединяйтесь к нам и получайте новые идеи!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Словарик
  • dictionary
  • словарь
  • English Russian Dictionary

Дважды щелкните по любому слову на странице или введите слово: