NEW
Главная / Рассказы / Сказка «How the Whale Got His Throat» (параллельный текст)

Сказка «How the Whale Got His Throat» (параллельный текст)

      How The Whale Got His Throat - Michael Ducarel

 

How the Whale Got His Throat Откуда у кита такая глотка
IN the sea, once upon a time, O my Best Beloved, there was a Whale, and he ate fishes. Это было давно, мой милый мальчик. Жил-был Кит. Он плавал по морю и ел рыбу.
He ate the starfish and the garfish, and the crab and the dab, and the plaice and the dace, and the skate and his mate, and the mackereel and the pickereel, and the really truly twirly-whirly eel. Он ел и лещей, и ершей, и белугу, и севрюгу, и селедку, и селедкину тетку, и плотвичку, и ее сестричку, и шустрого, быстрого вьюна-вертуна угря.
All the fishes he could find in all the sea he ate with his mouth—so! Какая рыба попадется, ту и съест. Откроет рот, ам — и готово!
Till at last there was only one small fish left in all the sea, and he was a small ‘Stute Fish, and he swam a little behind the Whale’s right ear, so as to be out of harm’s way. Так что в конце концов во всем море уцелела одна только Рыбка, да и та Малютка-Колюшка. Это была хитрая Рыбка. Она плавала рядом с Китом, у самого его правого уха, чуть-чуть позади, чтобы он не мог ее глотнуть. Только тем и спасалась.
Then the Whale stood up on his tail and said, Но вот он встал на свой хвост и сказал:
‘I’m hungry.’ — Есть хочу!
And the small ‘Stute Fish said in a small ‘stute voice, И маленькая хитренькая Рыбка сказала ему маленьким хитреньким голосом:
‘Noble and generous Cetacean, have you ever tasted Man?’
‘No,’ said the Whale. ‘What is it like?’
‘Nice,’ said the small ‘Stute Fish.
‘Nice but nubbly.’
‘Then fetch me some,’ said the Whale, and he made the sea froth up with his tail.
— Не пробовало ли ты Человека, благородное и великодушное Млекопитающее?
— Нет,- ответил Кит.
— А каков он на вкус?
— Очень вкусный,- сказала Рыбка.- Вкусный, но немного колючий.
— Ну так принеси мне их сюда с полдесятка,- сказал Кит и так ударил хвостом по воде, что все море покрылось пеной.
‘One at a time is enough,’ said the ‘Stute Fish. — Хватит тебе и одного для начала! — сказала Малютка-Колюшка.
‘If you swim to latitude Fifty North, longitude Forty West (that is magic), you will find, sitting on a raft, in the middle of the sea, with nothing on but a pair of blue canvas breeches, a pair of suspenders (you must not forget the suspenders, Best Beloved), and a jack-knife, one ship-wrecked Mariner, who, it is only fair to tell you, is a man of infinite-resource-and-sagacity.’ — Плыви к пятидесятому градусу северной широты и к сороковому градусу западной долготы (эти слова волшебные), и ты увидишь среди моря плот. На плоту сидит Моряк. Его корабль пошел ко дну. Только и одежи на нем, что синие холщовые штаны, да подтяжки (не забудь про эти подтяжки, мой мальчик!), да охотничий нож. Но я должна сказать тебе по совести, что этот человек очень находчивый, умный и храбрый.
So the Whale swam and swam to latitude Fifty North, longitude Forty West, as fast as he could swim, and on a raft, in the middle of the sea, with nothing to wear except a pair of blue canvas breeches, a pair of suspenders (you must particularly remember the suspenders, Best Beloved), and a jack-knife, he found one single, solitary shipwrecked Mariner, trailing his toes in the water.
(He had his mummy’s leave to paddle, or else he would never have done it, because he was a man of infinite-resource-and-sagacity.)
Кит помчался что есть силы. Плыл, плыл и доплыл куда сказано: до пятидесятого градуса северной широты и сорокового градуса западной долготы. Видит, и правда: посреди моря — плот, на плоту — Моряк, и больше никого. На Моряке синие холщовые штаны, да подтяжки (смотри же, мой милый, не забудь про подтяжки!), да сбоку у пояса охотничий нож, и больше ничего. Сидит Моряк на илоту, а ноги свесил в воду. (Его Мама позволила ему болтать голыми ногами в воде, иначе он не стал бы болтать, потому что был очень умный и храбрый.)
Then the Whale opened his mouth back and back and back till it nearly touched his tail, and he swallowed the shipwrecked Mariner, and the raft he was sitting on, and his blue canvas breeches, and the suspenders (which you must not forget), and the jack-knife.
He swallowed them all down into his warm, dark, inside cup-boards, and then he smacked his lips—so, and turned round three times on his tail.
Рот у Кита открывался все шире, и шире, и шире и открылся чуть не до самого хвоста. Кит проглотил и Моряка, и его плот, и его синие холщовые штаны, и подтяжки (пожалуйста, не забудь про подтяжки, мой милый!), и даже охотничий нож.
Все провалилось в тот теплый и темный чулан, который называется желудком Кита. Кит облизнулся — вот так! — и три раза повернулся на хвосте.
But as soon as the Mariner, who was a man of infinite-resource-and-sagacity, found himself truly inside the Whale’s warm, dark, inside cup-boards, he stumped and he jumped and he thumped and he bumped, and he pranced and he danced, and he banged and he clanged, and he hit and he bit, and he leaped and he creeped, and he prowled and he howled, and he hopped and he dropped, and he cried and he sighed, and he crawled and he bawled, and he stepped and he lepped, and he danced hornpipes where he shouldn’t, and the Whale felt most unhappy indeed. (Have you forgotten the suspenders?) Но как только Моряк, очень умный и храбрый, очутился в темном и теплом чулане, который называется желудком Кита, он давай кувыркаться, брыкаться, кусаться, лягаться, колотить, молотить, хлопать, топать, стучать, бренчать и в таком неподходящем месте заплясал трепака, что Кит почувствовал себя совсем нехорошо. (Надеюсь, ты не забыл про подтяжки?)
So he said to the ‘Stute Fish, И сказал он Малютке-Колюшке:
‘This man is very nubbly, and besides he is making me hiccough. What shall I do?’
‘Tell him to come out,’ said the ‘Stute Fish.
— Не по нутру мне человек, не по вкусу. У меня от него икота. Что делать?
— Ну так скажи ему, чтобы выпрыгнул вон,- посоветовала Малютка-Колюшка.
So the Whale called down his own throat to the shipwrecked Mariner, Кит крикнул в свой собственный рот:
‘Come out and behave yourself. I’ve got the hiccoughs.’ — Эй, ты, выходи! И смотри, веди себя как следует. У меня из-за тебя икота.
‘Nay, nay!’ said the Mariner. ‘Not so, but far otherwise. Take me to my natal-shore and the white-cliffs-of-Albion, and I’ll think about it.’ And he began to dance more than ever. — Ну нет,- сказал Моряк,- мне и тут хорошо! Вот если ты отвезешь меня к моим родным берегам, к белым утесам Англии, тогда я, пожалуй, подумаю, выходить мне или оставаться.- И он еще сильнее затопал ногами
‘You had better take him home,’ said the ‘Stute Fish to the Whale.
‘I ought to have warned you that he is a man of infinite-resource-and-sagacity.’
— Нечего делать, вези его домой,- сказала хитрая Рыбка Киту.
— Ведь я говорила тебе, что он очень умный и храбрый.
So the Whale swam and swam and swam, with both flippers and his tail, as hard as he could for the hiccoughs; and at last he saw the Mariner’s natal-shore and the white-cliffs-of-Albion, and he rushed half-way up the beach, and opened his mouth wide and wide and wide, and said, Кит послушался и пустился в путь. Он плыл, и плыл, и плыл, работая всю дорогу хвостом и двумя плавниками, хотя ему сильно мешала икота. Наконец вдали показались белые утесы Англии. Кит подплыл к самому берегу и стал раскрывать свою пасть — все шире, и шире, и шире, и шире,- и сказал Человеку:
‘Change here for Winchester, Ashuelot, Nashua, Keene, and stations on the Fitchburg Road;’ — Пора выходить. Пересадка. Ближайшие станции: Винчестер, Ашуэлот, Нашуа, Кини и Фичборо.
and just as he said ‘Fitch’ the Mariner walked out of his mouth. But while the Whale had been swimming, the Mariner, who was indeed a person of infinite-resource-and-sagacity, had taken his jack-knife and cut up the raft into a little square grating all running criss-cross, and he had tied it firm with his suspenders (now, you know why you were not to forget the suspenders!), and he dragged that grating good and tight into the Whale’s throat, and there it stuck! Чуть он сказал: «Фич!» — изо рта у него выпрыгнул Моряк. Этот Моряк и вправду был очень умный и храбрый.
Сидя в животе у Кита, он не терял времени даром: ножиком расколол свой плот на тонкие лучинки, сложил их крест-накрест и крепко связал подтяжками (теперь ты понимаешь, почему тебе не следовало забывать про подтяжки!), и у него получилась решетка, которой он и загородил Киту горло.
Then he recited the following Sloka, which, as you have not heard it, I will now proceed to relate — При этом он сказал волшебные слова. Ты этих слов не слышал, и я с удовольствием скажу их тебе. Он сказал:
By means of a grating
I have stopped your ating.
Поставил я решетку,
Киту заткнул я глотку.
For the Mariner he was also an Hi-ber-ni-an. And he stepped out on the shingle, and went home to his mother, who had given him leave to trail his toes in the water; and he married and lived happily ever afterward. So did the Whale. С этими словами он прыгнул на берег, на мелкие камешки, и зашагал к своей Маме, которая позволяла ему ходить по воде босиком. Потом он женился, и стал жить-поживать, и был очень счастлив. Кит тоже женился и тоже был очень счастлив.
But from that day on, the grating in his throat, which he could neither cough up nor swallow down, prevented him eating anything except very, very small fish; and that is the reason why whales nowadays never eat men or boys or little girls. Но с этого дня и во веки веков у него в горле стояла решетка, которую он не мог ни проглотить, ни выплюнуть. Из-за этой решетки к нему в горло попадала только мелкая рыбешка. Вот почему в наше время Киты уже не глотают людей. Они не глотают даже маленьких мальчиков и маленьких девочек.
The small ‘Stute Fish went and hid himself in the mud under the Door-sills of the Equator. He was afraid that the Whale might be angry with him. А хитрая Рыбка уплыла и спряталась в тине, под самым порогом Экватора. Она думала, что Кит рассердился, и боялась показаться ему на глаза.
The Sailor took the jack-knife home. He was wearing the blue canvas breeches when he walked out on the shingle. The suspenders were left behind, you see, to tie the grating with; and that is the end of that tale. Моряк захватил с собою охотничий нож. Синие холщовые штаны все еще были на нем, когда он шагал по камешкам у самого моря. Но подтяжек на нем уже не было. Они остались в горле у Кита. Ими были связаны лучинки, из которых Моряк сделал решетку. Вот и все. Этой сказке конец.

 

Сборник рассказов : Чтение параллельных текстов

Присоединяйтесь к нам и получайте новые идеи!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Словарик
  • dictionary
  • словарь
  • English Russian Dictionary

Дважды щелкните по любому слову на странице или введите слово: